Говорят везунчики и мудрецы

Дмитрий Прокофьев 10.06.2021 13:57 | Экономика 23

В 2020 году начальники остались без ПМЭФ, зато теперь их потянуло на откровенность.

Зря некоторые критикуют Петербургский экономический форум (ПМЭФ). Двухлетний перерыв в проведении положительно сказался на содержательной части форума — измученные длительным молчанием начальники разговорились — и этот был тот самый случай, когда их слова звенели чистым золотом.

СМЕНА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРИОРИТЕТОВ

Вице-премьера Андрея Белоусова нельзя не уважать за умение видеть самую суть вопроса и выражать ее абсолютно четко — вот так, как он рассказал о действительном предназначении модной в последние годы «цифровизации».

«Вот классический пример опрозрачивания [компаний] и последствия этого опрозрачивания. Федеральная налоговая служба сделала отличную вещь, которая здорово опрозрачивает малый бизнес по определению. Называется он реестр получателей государственной поддержки… Как он стал работать? Кто пришел первым? Кто стал бенефициаром? Да понятно кто — налоговый инспектор, который узнал, что компания намерена или уже получила эту самую субсидию…»

«Инспектор спрашивает его: «ты подоходный налог заплатил, а налог на субсидию платил?», — продолжил свою мысль вице-премьер. — «Тот говорит, что и не знал. Ну инспектор ему штрафы и какие-то санкции».

Идею о «цифровой среде», как о будущем источнике государственных доходов развил и министр экономического развития Максим Решетников:

«Мы должны понимать, что и саму налоговую систему надо трансформировать. Мы дальше как видим налогообложение в цифровых экосистемах? Мы будем считать, что все блогеры, все производители контента — это будут самозанятые. Или мы говорим о том, что они все должны НДФЛ платить и регистрироваться?».

Глава Минэкономразвития Максим Решетников (cправа) на одной из сессий ПМЭФ. Фото: Алексей Майшев / РИА Новости

Каждый «производитель контента» (какое выражение!) должен быть готов к встрече с инспектором. И никакой цензуры, кстати, только деньги.

То есть любая самодеятельная активность в Сети (да и вообще любая самодеятельная активность) — это повод для финансовых санкций, как выразился вице-премьер. Мысль логичная, и лежит вполне в государственном мейнстриме. Но не надо думать, что суровое начальство только делает, что собирает с вас налоги — кого-то от этих налогов и освободят. Например, «компаниям общепита» с выручкой до двух миллиардов рублей в год могут отменить НДС. В порядке эксперимента. Как сказал тот же вице-премьер Белоусов, «…там не только НДС обсуждается, обсуждается еще снижение ставки, страховых взносов. 500 компаний, они в принципе существуют, отобраны Федеральной налоговой службой. Я думаю, что осенью… думаю, что точно не меньше года будет длиться…»

«Общепит — это очень важно, потому что финансовые модели большинства компаний общепита вписываются в те налоговые параметры о которых мы говорили. Многие наши ведущие рестораторы подтверждают, что в случае введения такого решения они пойдут на полное обеление. Будет это так, или нет, покажет будущее» — объяснил вице-премьер

Это очень интересно — чего это вдруг начальники решили оставить рестораторам НДС — налог, который собирать проще всего?

И что это за 500 компаний, которым так решили пойти навстречу? Цены в ресторанах, конечно, никто снижать не будет, и прибыльность бизнеса у таких компаний должна вырасти. Действительно, в «параметры» вписывается огромное количество «предприятий общепита», но речь то шла о «списке», согласованном на правительственном уровне? И кто эти ведущие рестораторы? Не те ли самые, кто организовывал питание и развлекательную программу для участников форума?

Впрочем, суть налоговой политики власти хорошо объяснил министр финансов Антон Силуанов:

«Идеально, конечно, хотелось бы заморозить налоговые режимы и держать их по десять лет, но жизнь богаче, и мы видим, что какие-то позиции, наоборот, требуют снижения изъятий, а где-то требуется закрутить чуть-чуть… Нет смысла себе устанавливать рамки <…> Мы должны реагировать на изменение событий и изменение приоритетов, в том числе государственных».

Министр финансов РФ Антон Силуанов у стенда МИА «Россия сегодня» на ПМЭФ. Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

Как говорил персонаж «Колымских рассказов» Варлама Шаламова, «закон жизни… Разные бывают положения. В одном случае так — в другом совершенно иначе. Жизнь меняется».


КОРРЕКТИРОВКА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

Жизнь действительно меняется, и в рамках форума начальники взялись даже за экономическую теорию. Например, критикуя раздачу денег людям.

Как сказал глава СБЕРа Герман Греф, «…посмотрите, что происходило в мире во время коронавируса — „вертолетные деньги“. Это раздавали деньги всем. Но это абсолютно нерациональная политика. Никогда не хватит денег для того, чтобы помогать всем. И не нужно помогать всем. Нужно помогать бедным. Нужно помогать тем, у кого сложилась жизненная ситуация таким образом, что у него не хватает доходов для достойной жизни». («Ведомости», цитируя руководителя СБЕРа, еще и разъяснили, что термин «вертолетные деньги» предложил экономист Милтон Фридман)

С тем, что нужно помогать тем, кто попал в сложную жизненную ситуацию, не поспоришь. Но вот «вертолетные деньги» Милтона Фридмана — это не о том.

Фридман, придумывая свой знаменитый кейс с «helicopter money» (представьте себе, что над городом пролетел вертолет, разбрасывающий деньги, и каждый житель города собрал столько, чтобы удвоить имевшуюся у него наличность, что будет с местной экономикой?) имел в виду совсем другое. Объясняя связь инфляции с денежной политикой, экономист рассматривал гипотетическое общество, в котором нет кредита, и нет ни обновления капитала, ни возможности его передачи, ресурсы неизменны, так же, как неизменны технологии.

Экран с трансляцией выступления президента, председателя правления Сбербанка Германа Грефа на ПМЭФ. Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Если в этих условиях единственный раз раздать людям деньги, то люди захотят потратить их быстрее, чем вырастет выпуск продукции, что приведет к росту цен. Количество товаров не изменится, а денег станет больше, значит, в этой ситуации продавцы просто перепишут ценники, объяснял Фридман.

Но в нашем то случае, ситуация была совершенно иная! «Коронавирусный кризис», о котором идет речь, был исключительно рукотворный, это правительства многих стран волевым решением «остановили» экономику, лишив людей возможности заработка.

И раздача денег, которой возмущался руководитель СБЕРа, это была не «помощь всем», а компенсация ущерба экономическим агентам (работник, кстати, — тоже экономический агент).

Ты можешь приказать людям не работать и сидеть дома — но тогда ты должен подумать, что в этой ситуации люди будут есть. Это понимали ещё в 17 веке — вводя карантин и запирая дома в зачумленном Лондоне, власти позаботились о помощи тем, кто лишился заработков. Как писал Даниэль Дефо в «Дневнике чумного года» «… совет олдерменов и мировые судьи озаботились получить столько денег со всех концов страны, что им удавалось сохранять спокойствие среди бедняков и облегчать их положение насколько возможно. Поступали они самым доброжелательным образом: первым делом облегчая деньгами участь самых нуждающихся, других же обеспечивая работой… Каких бы трудов и издержек это ни стоило, две вещи неукоснительно выполнялись: провизия всегда была в большом количестве, а цены на нее возросли столь незначительно, что об этом и говорить не стоит… Лондон может еще очень долго гордиться тем, что он сумел при помощи благотворительности поддержать многие тысячи людей, которые в противном случае были бы ввергнуты в болезнь и отчаяние».

В ситуации «карантинного кризиса» правительства стояли перед дилеммой — можно было дать деньги предприятиям — чтобы они что-то сделали для людей — например, снизили цены или раздавали свои товары просто так. (В теории, они могли так поступить).

А можно было (на практике) раздать деньги людям, чтобы они отнесли деньги продавцам, и купили то, что им нравится (в этом случае деньги попадут к наиболее эффективным производителям).

Участники пленарной сессии в рамках ПМЭФ. Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Так что в данном случае речь идет не об увеличении доходов, а о компенсации потерь. Да и нельзя сказать, что компенсация эта была особенно щедрой — по оценке «Эксперт РА», дополнительные расходы российского бюджета в связи с карантинным кризисом составили 4% ВВП против 26% ВВП в США, 16%ВВП в Британии и Японии и 14% в Германии. При этом непосредственно на выплаты пострадавшим от кризиса бюджет потратил 0,9% ВВП, оценивал ранее Международный валютный фонд.

Но денег, как всегда, не будет. Тем более, как сказал на форуме министр финансов Антон Силуанов «Если мы будем продолжать повышенный объем расходов [бюджета], мы к чему придем? К перегреву. Элементы перегрева уже видим. Высокая инфляция. У нас инфляция сейчас около 5,9%, если мы берем год к году, выше, чем таргет наш (4%). <…> Очевидно, что и бюджетная, и денежно-кредитная политика должны приходить в свое нормальное положение. Мы прекрасно понимаем, что чем дальше мы будем затягивать с этим, тем сложнее потом будет выходить из сверхмягкой политики — что бюджетной, что ДКП».

Инфляция, она, конечно, инфляция, но где тут министр увидел «перегрев»?

В школьном учебнике написано, что «перегрев экономики — ситуация, при которой темпы экономического роста приобретают взрывной неподконтрольный характер». У нас в лучшем случае восстановительный рост, после прошлогоднего провала, а дальше -аналитики ожидают обычные, в наших условиях «полустагнационные», «плюс 2% ВВП», да и то, если будут держаться цены на углеводороды и металлы. И с ростом реальных доходов людей пока все никак. Но, на самом деле, министр финансов все правильно сказал. Он к кому обращался? К тем, кто его слушал на форуме, то есть обитателям верхнего контура российской экономики, этакого котла, где экспортная выручка переваривается в государственный заказ через государственные банки, и навар с этого кипящего бульона, отправляется на офшорные счета.

Вот там да, «перегрев», не успевают деньги раскладывать по правильным местам.

И, как откровенно заявил Олег Дерипаска «нам, я считаю, очень повезло — в ближайшие три года в бюджете будет много доходов, тотальный, серьезный профицит. <…> У нас сейчас фактически [будет] 10 лет стабильности…. Есть 10 лет, когда ресурсов достаточно, опытные люди есть».

Нам повезло, говорит миллиардер. Не поспоришь. «Много доходов в бюджете» и «опытные люди», знающие, что с ними делать.

Дмитрий Прокофьев

Источник


Автор Дмитрий Андреевич Прокофьев — экономист, аналитик, автор канала moneyandpolarfox. Вице-президент Ленинградской областной торгово-промышленной палаты. Преподает в Международном Банковском институте (г. Санкт-Петербург).

Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю